Внеклассное чтение

29.05.2010

История Одного Тоннеля

Рубрика: Новый Бизнес — dkulish @ 10:41

Дмитрий Кулиш ©2010

Праздный путник, катающийся на метро по столице нашего маленького мира, городу Нью-Йорку, не может не удивиться запутанности и гетерогенности Нью-Йоркского метро. Линии то идут параллельно на расстоянии сто метров друг от друга, то неожиданно расходятся в разные стороны. Выныривают на поверхность и ныряют под землю без видимой на то причины. Поезда имеют разный цвет, размер и устройство. Возникает ощущение, что кто-то специально обустраивал этот маленький хаос, чтобы повеселить пассажиров. Однако, выясняется, что хаос возник сам собой из-за чрезмерной любви американцев к рыночной экономике. Оказывается, в сороковых годах прошлого века в Нью-Йорке было аж три конкурирующих друг с другом линии метро. Нам сама эта мысль кажется смешной. Представьте, если бы у вас в подьезде было три конкурирующих лифта. Выходишь эдак утром и на тебя налетают лифтёры с цветами, рекламками и каждый зовёт воспользоваться именно его услугой. Ха!

Конечно, в Нью-Йорке эта фантасмагорическая ситуация образовалась не сразу. В конце девятнадцатого века предприимчивые инженеры начали строить миниатюрные железные дороги в Бронксе, Квинсе и Бруклине, районах непосредственно прилегающих к сердцу Нью-Йорка Манхеттену. Сам Манхеттен в то время был самым густо-населённым местом на земле и строить там железную дорогу было решительно негде. Постепенно сложилась неудобная ситуация, в которой человека с любого направления комфортабельно довозили до входа в Манхеттен, а там просто вбрасывали в огромную людскую толпу, передвигающуюся пешком и на повозках друг у друга по головам. Железнодорожники пригородов Нью-Йорка зарабатывали своими перевозками неплохие деньги и постепенно накопили достаточную сумму на рытьё настоящего подземного метро прямо в Манхеттене.

Вот тут-то и вмешался свободный рынок. С целью избежать монополии рыть метро разрешили аж трём компаниям – двум частным и одной государственной. Ну они и вырыли. При этом никто особо не подумал, что придётся конкурировать. Это было неожиданностью для всех.

Разумеется, инженеры, прямые как линейка и инерционные как вагон с углём, первым делом устроили ценовую войну. В бизнес-школах они не учились и никто им не обьяснил, что ценовая война – это лучший метод самоубийства бизнеса. На протяжении полугода счастливые Нью-Йоркцы катались на метро почти бесплатно, а все три компании оказались на грани банкротства. Тогда цены решили поднять и начать конкурировать более цивилизованными методами, а именно, маркетингом и дополнительными услугами. Но было уже поздно!

Нью-Йоркцы уже поняли, что метро – это очень дёшево. Когда цены попытались поднять, народ этого не оценил. Поэтому возникла проблема обороны станций от полчищ безбилетников. В Бруклине или Квинсе этой проблемы не было, поскольку станции там была окружена двумя линиями колючей проволоки, на штурм которых утром приходило жалких сто человек. В Манхеттене же тысяча активистов атаковала нору в асфальте, в которой не то что заслон поставить, а и просто безопасный проход организовать уже было проблемой. Турникеты сносились толпой. Над контролёрами смеялись, потому что они не могли влезть в вагон. В тысяча девятьсот тридцать девятом году в Нью-Йоркском метро сложилась революционная ситуация. Все три компании были банкротами, а счастливые Нью-Йоркцы радостно бесплатно пользовались благами общественного транспорта.

Солнечным утром двенадцатого мая в адвокатской конторе «Клейтон и Ходжсон» раздался телефонный звонок. Трубку поднял Джим Клейтон, управляющий партнёр компании, богатый и уважаемый Манхеттенский юрист, специализирующийся на корпоративном праве. В трубке раздался свистящий шепот мэра Генри ЛаГвардия.

- «Джим – угрожающе заговорил мэр – ты мне должен. Ты помнишь как я тебя вытаскивал из перестрелки в Бэй-ридже? Ты помнишь дело ремонтной мафии?»

- «Конечно, Генри, конечно» – спокойно ответил Джим – Чем я могу тебе помочь.

- Метростроители выключили метро – обречённо сказал мэр и резко замолчал.

- Как выключили? – Джим Клейтон выглянул в окно и увидел весёлую толпу, которая втекала в жерло станции – Вон народ заходит

- Они там выключили какой-то трансформатор. Где-то в каком-то тоннеле. Напряжение в сети падает. Будет держаться ещё часов шесть. Потом, вечером, в самый час пик, всё встанет. Ты представляешь, что будет?.. Я им предложил выкупить метро в муниципальную собственность… А они несут какую-то чушь… В общем, отрывай свою профессиональную задницу от своего эксклюзивного кресла и дуй к метростроителям. Делай что хочешь, но угомони их и включи метро. Помни, ты мне должен.

- «Да, Генри» – сказал Джим и напряжённо уставился в окно, где народ радостно ездил на метро…

Через пятнадцать минут он прибыл по указанному адресу. В богато-обставленном офисе сидели два атлетически сложенных мужика и пили виски. Выглядели они расслабленно. «Доброе утро, джентльмены» – сказал Джим – «я адвокат Клейтон по поручению мэра Генри ЛаГвардия». Установилась напряжённая пауза. Вдруг Джим увидел, что у старшего мужика задрожала рука. Потом инженер вскочил, метнул стакан в стену и зарычал как раненый зверь.

«Я рыл эти тоннели десять лет своими руками – рычал он – Я строил эти поезда по шестерёнке. Для кого я это делал? Для этих негодяев, бездельников, халявщиков? Где их совесть? Где их безмозглая башка? На чём они завтра поедут на работу, если я перестану рыть для них тоннели и ремонтировать для них поезда? Вот завтра-то мы наконец это и выясним!»

Джим внимательно выслушал речь пожилого инженера и со всем согласился. Честно выпил стаканчик виски. Заклеймил халявщиков. Потом стал обьяснять, что метро закрывать нельзя и что город готов выкупить метро за хорошие деньги. «Ты думаешь мне нужны их деньги! – орал инженер – Мне не нужны деньги! Мне нужно уважение! Мне нужно утопить в Гудзоне всех этих бездельников, которые имеют наглость ездить бесплатно! Пусть теперь ходят пешком. Денег я, слава богу, уже итак заработал. Мне хватит. Уеду в Советскую Россию строить Московское метро! Там ценят рабочего человека!»

Джим снова согласился. И выпил. И снова согласился. И снова выпил. Долго что-то говорил о сложном устройстве мира, о снисходительности к ближнему своему. О том, что люди воспринимают метро как часть общественного механизма, а не капиталистическое предприятие. Указывал на то, что друзья и родственники инженера каждый день ездят в метро. И снова пил. Неожиданно инженер встал и решительно куда-то его повёл – Джиму не понял куда, но пошёл. Ему было всё равно. Они спустились в метро. Потом зачем-то зашли в какой-то тоннель. Первым шёл инженер и уже не рычал, а выл о своей ненависти к бессовестным халявщикам. За ним плёлся Джим и думал о том, что вот сейчас он, успешный юрист и неплохой, в общем, человек, закончит свой путь в этой сырой норе…

Неожиданно тоннель закончился. Они вышли на воздух и как-то попали в мэрию. Инженер вломился в кабинет к мэру ЛаГвардия и устало сказал, указывая на Джима – «Генри, это твой новый директор метро. Он за два часа смог обьяснить мне то, что ты с твоими дармоедами не могли обьяснить два года. Я продаю всё в муниципальную собственность. Если назначишь кого-то другого, а не его, то я снова выключу трансформатор».

Так Джим Клейтон стал генеральным директором обьединённого муниципального Нью-Йоркского метро. Это была очень уважаемая высокооплачиваемая спокойная работа. Что интересно, бессовестные бездельники, пользующиеся транспортом, считали Джима кровопийцей-юристом, обманувшим настоящих строителей метро и вытеснившим их с их руководящих позиций. И только мэр ЛаГвардия знал, что случилось. И был благодарен Джиму за то, что тот нашёл правильные слова и спас Нью-Йоркское метро. Ведь для этого и нужны юристы! А где был спрятан в том самом тоннеле тот самый переключатель того самого трансформатора, так никто и не узнал.

14.05.2010

Про Грецию

Дмитрий Кулиш ©2010

Ну наконец-то старушка Европа скинулась на бедняжку Грецию и отписала ей сто миллиардов, из которых треть даёт матушка Германия. Казалось бы, семейная идиллия, которую все так ждали, свершилась. Ан нет, злопыхатели продолжают злопыхать. Они проводят параллели! Говорят, что Греция – это, типа, «Беар Стернс», а через пару месяцев выйдет на первый план уже и «Леман Бразерс» в лице Испании. Ну а дальше, как мы знаем, будет дискотека… В общем, продавайте евро!

История с Грецией действительно выглядит невесело и вполне похожа на историю с Американской недвижимостью, которая принесла нам столько головной боли полтора года назад. В обеих историях есть беззаботные весельчаки, которые берут все деньги, которые им дают, невзирая на условия и обстоятельства. В обеих историях есть зловещие банкиры, которые дают деньги весельчакам, невзирая на то, что те отдавать их не собираются. В обеих историях есть вкладчики зловещих банкиров, которые тоже беззаботные весельчаки, но только не берущие деньги, а кладущие их на счёт зловещих банкиров. Зачем? Ну, вообще-то это совсем другая история. Вкратце, надо же куда-то деньги класть! Не под матрасом же их хранить цивилизованному человеку!

И вот, европейские банкиры на протяжении десятилетий выдавали деньги в пользование солнечной Греции, а сейчас вдруг выяснили, что отдавать-то Греции нечем. Причём не сами выяснили, а с помощью кредитных агенств. Которые, как и в случае с американской недвижимостью, много лет не видели истины и наконец прозрели. Теперь у Греции понижен кредитный рейтинг и она должна платить по долгам большие проценты. А платить она не сможет, потому что греки напрягаться особо не привыкли. Злопыхатели намекают, что даже матушка Германия не поможет. Тогда обанкротится один-другой европейские банчок, ожидающий греческого платежа, и будет нам снова сентябрь 2008-го в полный рост.

Я не могу поспорить ни с одним словом этой истории. Всё правда. Однако, я вижу несколько принципиальных отличий греческой ситуации от американской. И мне кажется, что именно эти отличия спасут Грецию, да и всю Европу. И беды не будет. И Евро скоро вырастет обратно…

Европа в отличии от Америки понимает, что абсолютная свобода и независимость людей друг от друга недостижимы. Все мы гребём в одной лодке и выделить из неё свою собственную отдельную лодочку ни у кого не получается. И когда один из твоих соседей по лодке оказывается не самым энергичным и эффективным, ты хошь-ни-хошь будешь подгребать за него. Это понимание живёт в Европейском бессознательном со времён еще аж Наполеона и ни у кого не вызывает вопросов. И это вовсе и не социализм. Это скорее осознание того, как устроен мир. Социализм по сравнению с этим глубоким осознанием – это лубок на недорогом дереве. Там, где социализм приводит к серости и лицемерию, европейцы умудрились достичь социальной мудрости: их труднее, чем других, сдвинуть с места газетной сенсацией, а также они немножко больше, чем другие, поддерживают «своих».

Один из главных сценариев краха, связанных с Грецией, основан на том, что у европейских банков гораздо меньшее отношение наличности к общим активам, чем у их американских эквивалентов. И это правда. Действительно меньше, причем чуть ли не в два раза. С точки зрения чистой экономики это обозначает, что такой банк рухнет вдвое легче, если случится кризисная ситуация… А мы же тут все экономисты. Начитались учебников, поняли законы спроса и предложения и освоили модель идеального коня в безвоздушном пространстве. И пронаблюдали выполнение этой модели на зловещем примере сентября 2008-ого… И легко можем себе представить с каким треском и размахом рухнут европейские банки, когда Греция объявит дефолт! Вот тут-то я и надеюсь на чудо. Надеюсь, что чистая экономика неприменима к Европе и её банкам. Надеюсь, что в случае какой-нибудь плохой новости к дверям европейского банка прибежит гораздо меньше возбуждённых вкладчиков, чем к дверям американского банка. Причин на то много. Но основная, опять же, сводится к тому, что европеец спокойнее относится к оптимизации своего потока наличности и вряд ли пожелает сменять сиесту или мессу на очередь в банк. А там и Франция с Германией деньжат подкинут. И банк выстоит даже тогда, когда по законам чистой экономики он выстоять не может… Возможно ли это? Поживём-увидим! Но я покупаю наличные Евро, поскольку уверен, что теперь они пойдут только вверх.

Ещё один из сценариев краха заключается в том, что щас грекам урежут зарплаты, они взбунтуются и подожгут своим бунтом всю Европу. Ну, этого вообще бояться не надо – тот кто ленится много работать, точно так же поленится много бунтовать. И бунт получится неэффективным. Вот тут в американских и немецких газетах с леденящей душу интонацией написали, что началась «итальянская забастовка» пилотов ВВС Греции. Я понимаю эмоции американцев и немцев. для них такая история действительно может обозначать крушение государственности. А в более расслабленных странах, типа Греции или даже России, такого рода история воспринимается по-другому. Солдатушки же часть народа! Народу тяжело, народ может и сорваться и даже на работу не придти. Но когда грянет гроза, все пилоты сами примчатся к своим самолётам, поднимут их и выполнят боевой долг. Кривовато, неэффективно, трагично – но выполнят! Как-то вот так у нас всё устроено…

Европейские либеральные круги настолько преуспели в личностном росте, что прошли через область здравого смысла и впали в маразм, находящейся с другой стороны от крайне-правых взглядов: стало модно жалеть греков, которым двадцать лет давали много денег за красивые глаза, а теперь вот вдруг перестанут давать деньги. И вот сейчас они станут несчастными… Это такая вот инфантильная изнанка европейской мудрости. Ой, не смешите! Сейчас греки помитингуют, получат удовольствие, и разойдутся. Как у всех южных народов, у них есть деньги под матрасом, которые они наконец достанут и пустят в дело. И выяснится, что их глиняные черепки и кисловатые вина по-прежнему продаются так же хорошо, как сложные технические игрушки для взрослых, которыми так гордятся страны, которые называют себя «цивилизованными». И будет всем щастье.

Сайт работает на WordPress