Внеклассное чтение

30.07.2010

Обвал Одного Фьючерса

Рубрика: Фондовый Рынок — dkulish @ 14:36

Дмитрий Кулиш ©2010

Почти ровно восемьдесят лет назад, 23 июня 1930-го года Егор Дронов обвалил Чикагский фьючерсный рынок пшеницы, чем вызвал серию бурных антисоветских публикаций в американской прессе и вошёл в историю не только Советских, но и мировых биржевых спекуляций… Чтобы быстро понять суть фигуры Егора, представьте себе Олега Янковского из его роли в фильме «Стиляги», но только в молодости. Молодой и подающий надежды сын дипломата, Егор был послан на ответственную работу в США, чтобы трудиться заместителем Евгения Ильича Белицкого, директора «Всероссийского Текстильного Синдиката» – мистического гиганта, который между 1923-1939 годами являлся одновременно монополистом по внешней торговле между СССР и США и центром резидентуры военной разведки в Западном полушарии.

Понятно, что основным смыслом существования Синдиката являлись торговые операции вовсе не по текстилю, а по металлу. Синдикат закупал высокотехнологическое оружие, от минометов до танков и торпедных катеров. Однако, текстиль тоже фигурировал. Его продавали за валюту, на которую потом покупали основной товар. Также продавали пшеницу, которая тогда в Советской России успешно добывалась зловещим методом продразверстки. Где-то далеко на полях России и Украины пухли от голода люди, у которых комиссары в кожанках отняли последний хлеб, а Егор сидел в уютном офисе в Нью-Йорке и продавал этот хлеб на Чикагской бирже. Однако, пусть эта печальная картина не настраивает Вас против Егора – человек он был неплохой, как и Олег Янковский в фильме «Стиляги». Он делал свою работу и жил свою жизнь. Можем ли мы его укорять в том, что летом 30-го года он оказался в офисе в Нью-Йорке, а не в степи под курганом? Вряд ли… Может быть, кого-то утешит тот факт, что ровно в то же время Егор оказался гораздо ближе к мучительной смерти в ГУЛАГе, чем многие из тех, кто завидовал ему на Родине. Мы никогда не знаем, где безопаснее.

Итак, 23 июня 1930-го года Егор обвалил Чикагский рынок пшеницы, продав фьючерсов на 8 миллионов баррелей по цене около 90 центов за баррель. Сразу после продажи фьючерс просел на 5 центов, а на следующий день обвалился до 82 центов – локальные минимумы достигали 76 центов. Те, кто решил разобраться в цифрах, укажет нам, что проданный Егором обьём вовсе не так уж и велик и составляет всего порядка 3% обьема прошедшего через биржу в те дни. Ну, знаете ли, биржа – механизм хрупкий. Вот когда нам устроили «флэш-креш» американского рынка в мае 2010-го года, причиной тому была продажа большого пакета фьючерсов компанией Waddell & Reed. Этот пакет как раз тоже составлял 3% дневного оборота, однако, привел к историческому краху… Так падение одного камешка приводит к ледниковой лавине. Три процента оборота биржи – это очень даже камешек.

Короче, рынок упал и Егор получил огромную прибыль. Что забавно, для него это явилось полной неожиданностью. Егор сделал сделку совершенно случайно. В пятницу утром он готовился к поездке на выходные на Брайтон-Бич, где в те годы был вовсе не разгул русской эмиграции, а спокойный тихий парк культуры и отдыха на берегу Атлантического океана. Где-то около одиннадцати утра ему позвонил его Чикагский брокер и сообщил, что на рынке стоят большие предложения на покупку пшеницы по выгодной цене. Егор не отнёсся к этому звонку серьёзно, поскольку точно знал, что пшеницы на счету «Синдиката» совсем мало. Поэтому он вежливо поблагодарил брокера за совет и отдал приказ продавать «всю пшеницу по рынку». И тут же решительно уехал на пляж. А мобильных тогда не было.

Неожиданность, как всегда, подкралась незаметно. Брокерская контора передала приказ «продавать всё» на биржу, а там как раз заступил на работу новый сотрудник отдела учёта гарантийного обеспечения. Он посмотрел на счета «Синдиката» и увидел, что они состоят из двух компонентов – советской пшеницы, растаможенной в США, и советской пшеницы, хранящейся на складах Ливерпуля, и не имеющей никаких шансов попасть в Америку в связи с торговой войной, которая шла уже третий год из-за «Великой Депрессии». Все на бирже знали, что Ливерпульскую пшеницу нельзя зачитывать в гарантийное обеспечение по продаже фьючерса. А новый сотрудник не знал… И зачёл. У не го же был приказ от брокера «продавать всё». Как Вы уже догадались, советской пшеницы в Ливерпуле было очень много.

Когда Егор вернулся с пляжа на работу в понедельник, телефон разрывался от звонков из Чикаго с поздравлениями и вопросами, куда перевести сенсационную прибыль по вариационной марже. Растерянный Егор пошёл с этим вопросом к начальнику и Евгений Ильич Беличкий побелел. Он точно знал, что когда эту прибыль увидят завистники из ЦК, то ГУЛАГ будет гарантирован ему лично и его семье поголовно. Как известно, при Советском Союзе у всех был план, который надо было выполнять. А вот отклоняться от него было нельзя. Недовыполнение плана рассматривалось как саботаж, а перевыполнение – как провокация. И за то, и за другое карали. Поэтому обычно все начальники всего Советского Союза скрывали свои неожиданные прибыли. Но Егорову прибыль скрыть было нелегко в силу её феноменальных размеров. Она уже висела на брокерском счете «Синдиката» в Чикаго. Её даже нельзя было отдать назад бирже. Сообразительный Начальник приказал Егору быстро проиграть всё назад. Испуганный Егор постарался это сделать и теперь купил пшеницы на все деньги. Как всегда бывает на бирже, рынок пошел против его желания и отскочил. Прибыль «Синдиката» удвоилась. У Начальника начался нервный тик. По простой привычке советской бюрократии он ушел в отказ – перестал брать трубку телефона и обсуждать вопрос Чикагских операций.

Наверное, умелый Начальник Егора сумел бы весь этот ужас замылить и спустить на тормозах.  И все бы отделались лёгким испугом. Но вопрос неожиданно стал из экономического политическим. Оказалось, что министерство сельского хозяйства США именно во время подвигов Егора отчаянно пыталось удержать цену пшеницы, для чего делал интервенции государственными деньгами на рынок, а также проводило разьяснительные беседы среди брокеров. Именно усилия министерства сельского хозяйства привели к стабилизации и даже росту цен после обвального падения 27-28-го годов. Министр сельского хозяйства мистер Артур Хайд лично собрал крупнейших трейдеров и пообещал, что тот, кто будет шортить рынок с новых хаёв, вскоре будет расстрелян из автомата бойцами Ал Капоне и выброшен в озеро Мичиган. После того как рынок всё-таки завалили короткими продажами, разьярённый министр приказал в трехдневный срок узнать, какая скотина это сделала. Вы можете представить его потрясение, когда ему сообщили, что это сделали Русские.

Министр мистер Артур Хайд сразу нарисовал следующую картину: кровавый Сталин морит продразверсткой и голодом крестьян в России и Украине, а потом сбрасывает это зерно в Америке по демпинговым ценам с целью разрушения американской экономики. Причём делает это с использованием «Ливерпульского» зерна, которое для Америки является миражом. Картинка и вправду неприглядная, а поскольку министр итак был убежденным антикоммунистом (других тогда в правительство США не брали), то накал страстей получился нешуточный. Министр Хайд запустил запрос в Конгресс и большие пафосные статьи в «НьюЙорк Таймс» и «Тайм».

В какой-то из этих тяжёлых дней шеф вызвал Егора на ковер. Когда Егор вошел в кабинет, он понял, что случилось что-то страшное и задал абсолютно естественный вопрос для советских людей тех времен. «Евгений Ильич, война?» спросил Егор. «Сейчас я тебе, щенок, устрою войну – прошипел Евгений Ильич Белицкий, резидент, генерал и личный друг товарища Сталина – «Меня вызывают в Москву с докладом по нашей работе на Чикагской бирже. Поедешь со мной…». Егор был уверен, что он едет прямо в ГУЛАГ, но, увы, даже дотуда он не доехал. Начальник «Синдиката» настолько успешно перевёл на него все стрелки, что Егора довольно быстро расстреляли как американского шпиона. Можем ли мы обвинить Евгения Ильича в неэтичности такого поведения? Вряд ли, потому что ошибку-то сделал Егор! Было бы несправедливо, если бы расстреляли не Егора, а Евгения Ильича… Потому-то мы и намекали в начале этого повествования, что иногда крестьянином быть проще и приятнее, чем трейдером.

29.05.2010

История Одного Тоннеля

Рубрика: Новый Бизнес — dkulish @ 10:41

Дмитрий Кулиш ©2010

Праздный путник, катающийся на метро по столице нашего маленького мира, городу Нью-Йорку, не может не удивиться запутанности и гетерогенности Нью-Йоркского метро. Линии то идут параллельно на расстоянии сто метров друг от друга, то неожиданно расходятся в разные стороны. Выныривают на поверхность и ныряют под землю без видимой на то причины. Поезда имеют разный цвет, размер и устройство. Возникает ощущение, что кто-то специально обустраивал этот маленький хаос, чтобы повеселить пассажиров. Однако, выясняется, что хаос возник сам собой из-за чрезмерной любви американцев к рыночной экономике. Оказывается, в сороковых годах прошлого века в Нью-Йорке было аж три конкурирующих друг с другом линии метро. Нам сама эта мысль кажется смешной. Представьте, если бы у вас в подьезде было три конкурирующих лифта. Выходишь эдак утром и на тебя налетают лифтёры с цветами, рекламками и каждый зовёт воспользоваться именно его услугой. Ха!

Конечно, в Нью-Йорке эта фантасмагорическая ситуация образовалась не сразу. В конце девятнадцатого века предприимчивые инженеры начали строить миниатюрные железные дороги в Бронксе, Квинсе и Бруклине, районах непосредственно прилегающих к сердцу Нью-Йорка Манхеттену. Сам Манхеттен в то время был самым густо-населённым местом на земле и строить там железную дорогу было решительно негде. Постепенно сложилась неудобная ситуация, в которой человека с любого направления комфортабельно довозили до входа в Манхеттен, а там просто вбрасывали в огромную людскую толпу, передвигающуюся пешком и на повозках друг у друга по головам. Железнодорожники пригородов Нью-Йорка зарабатывали своими перевозками неплохие деньги и постепенно накопили достаточную сумму на рытьё настоящего подземного метро прямо в Манхеттене.

Вот тут-то и вмешался свободный рынок. С целью избежать монополии рыть метро разрешили аж трём компаниям – двум частным и одной государственной. Ну они и вырыли. При этом никто особо не подумал, что придётся конкурировать. Это было неожиданностью для всех.

Разумеется, инженеры, прямые как линейка и инерционные как вагон с углём, первым делом устроили ценовую войну. В бизнес-школах они не учились и никто им не обьяснил, что ценовая война – это лучший метод самоубийства бизнеса. На протяжении полугода счастливые Нью-Йоркцы катались на метро почти бесплатно, а все три компании оказались на грани банкротства. Тогда цены решили поднять и начать конкурировать более цивилизованными методами, а именно, маркетингом и дополнительными услугами. Но было уже поздно!

Нью-Йоркцы уже поняли, что метро – это очень дёшево. Когда цены попытались поднять, народ этого не оценил. Поэтому возникла проблема обороны станций от полчищ безбилетников. В Бруклине или Квинсе этой проблемы не было, поскольку станции там была окружена двумя линиями колючей проволоки, на штурм которых утром приходило жалких сто человек. В Манхеттене же тысяча активистов атаковала нору в асфальте, в которой не то что заслон поставить, а и просто безопасный проход организовать уже было проблемой. Турникеты сносились толпой. Над контролёрами смеялись, потому что они не могли влезть в вагон. В тысяча девятьсот тридцать девятом году в Нью-Йоркском метро сложилась революционная ситуация. Все три компании были банкротами, а счастливые Нью-Йоркцы радостно бесплатно пользовались благами общественного транспорта.

Солнечным утром двенадцатого мая в адвокатской конторе «Клейтон и Ходжсон» раздался телефонный звонок. Трубку поднял Джим Клейтон, управляющий партнёр компании, богатый и уважаемый Манхеттенский юрист, специализирующийся на корпоративном праве. В трубке раздался свистящий шепот мэра Генри ЛаГвардия.

- «Джим – угрожающе заговорил мэр – ты мне должен. Ты помнишь как я тебя вытаскивал из перестрелки в Бэй-ридже? Ты помнишь дело ремонтной мафии?»

- «Конечно, Генри, конечно» – спокойно ответил Джим – Чем я могу тебе помочь.

- Метростроители выключили метро – обречённо сказал мэр и резко замолчал.

- Как выключили? – Джим Клейтон выглянул в окно и увидел весёлую толпу, которая втекала в жерло станции – Вон народ заходит

- Они там выключили какой-то трансформатор. Где-то в каком-то тоннеле. Напряжение в сети падает. Будет держаться ещё часов шесть. Потом, вечером, в самый час пик, всё встанет. Ты представляешь, что будет?.. Я им предложил выкупить метро в муниципальную собственность… А они несут какую-то чушь… В общем, отрывай свою профессиональную задницу от своего эксклюзивного кресла и дуй к метростроителям. Делай что хочешь, но угомони их и включи метро. Помни, ты мне должен.

- «Да, Генри» – сказал Джим и напряжённо уставился в окно, где народ радостно ездил на метро…

Через пятнадцать минут он прибыл по указанному адресу. В богато-обставленном офисе сидели два атлетически сложенных мужика и пили виски. Выглядели они расслабленно. «Доброе утро, джентльмены» – сказал Джим – «я адвокат Клейтон по поручению мэра Генри ЛаГвардия». Установилась напряжённая пауза. Вдруг Джим увидел, что у старшего мужика задрожала рука. Потом инженер вскочил, метнул стакан в стену и зарычал как раненый зверь.

«Я рыл эти тоннели десять лет своими руками – рычал он – Я строил эти поезда по шестерёнке. Для кого я это делал? Для этих негодяев, бездельников, халявщиков? Где их совесть? Где их безмозглая башка? На чём они завтра поедут на работу, если я перестану рыть для них тоннели и ремонтировать для них поезда? Вот завтра-то мы наконец это и выясним!»

Джим внимательно выслушал речь пожилого инженера и со всем согласился. Честно выпил стаканчик виски. Заклеймил халявщиков. Потом стал обьяснять, что метро закрывать нельзя и что город готов выкупить метро за хорошие деньги. «Ты думаешь мне нужны их деньги! – орал инженер – Мне не нужны деньги! Мне нужно уважение! Мне нужно утопить в Гудзоне всех этих бездельников, которые имеют наглость ездить бесплатно! Пусть теперь ходят пешком. Денег я, слава богу, уже итак заработал. Мне хватит. Уеду в Советскую Россию строить Московское метро! Там ценят рабочего человека!»

Джим снова согласился. И выпил. И снова согласился. И снова выпил. Долго что-то говорил о сложном устройстве мира, о снисходительности к ближнему своему. О том, что люди воспринимают метро как часть общественного механизма, а не капиталистическое предприятие. Указывал на то, что друзья и родственники инженера каждый день ездят в метро. И снова пил. Неожиданно инженер встал и решительно куда-то его повёл – Джиму не понял куда, но пошёл. Ему было всё равно. Они спустились в метро. Потом зачем-то зашли в какой-то тоннель. Первым шёл инженер и уже не рычал, а выл о своей ненависти к бессовестным халявщикам. За ним плёлся Джим и думал о том, что вот сейчас он, успешный юрист и неплохой, в общем, человек, закончит свой путь в этой сырой норе…

Неожиданно тоннель закончился. Они вышли на воздух и как-то попали в мэрию. Инженер вломился в кабинет к мэру ЛаГвардия и устало сказал, указывая на Джима – «Генри, это твой новый директор метро. Он за два часа смог обьяснить мне то, что ты с твоими дармоедами не могли обьяснить два года. Я продаю всё в муниципальную собственность. Если назначишь кого-то другого, а не его, то я снова выключу трансформатор».

Так Джим Клейтон стал генеральным директором обьединённого муниципального Нью-Йоркского метро. Это была очень уважаемая высокооплачиваемая спокойная работа. Что интересно, бессовестные бездельники, пользующиеся транспортом, считали Джима кровопийцей-юристом, обманувшим настоящих строителей метро и вытеснившим их с их руководящих позиций. И только мэр ЛаГвардия знал, что случилось. И был благодарен Джиму за то, что тот нашёл правильные слова и спас Нью-Йоркское метро. Ведь для этого и нужны юристы! А где был спрятан в том самом тоннеле тот самый переключатель того самого трансформатора, так никто и не узнал.

14.05.2010

Про Грецию

Дмитрий Кулиш ©2010

Ну наконец-то старушка Европа скинулась на бедняжку Грецию и отписала ей сто миллиардов, из которых треть даёт матушка Германия. Казалось бы, семейная идиллия, которую все так ждали, свершилась. Ан нет, злопыхатели продолжают злопыхать. Они проводят параллели! Говорят, что Греция – это, типа, «Беар Стернс», а через пару месяцев выйдет на первый план уже и «Леман Бразерс» в лице Испании. Ну а дальше, как мы знаем, будет дискотека… В общем, продавайте евро!

История с Грецией действительно выглядит невесело и вполне похожа на историю с Американской недвижимостью, которая принесла нам столько головной боли полтора года назад. В обеих историях есть беззаботные весельчаки, которые берут все деньги, которые им дают, невзирая на условия и обстоятельства. В обеих историях есть зловещие банкиры, которые дают деньги весельчакам, невзирая на то, что те отдавать их не собираются. В обеих историях есть вкладчики зловещих банкиров, которые тоже беззаботные весельчаки, но только не берущие деньги, а кладущие их на счёт зловещих банкиров. Зачем? Ну, вообще-то это совсем другая история. Вкратце, надо же куда-то деньги класть! Не под матрасом же их хранить цивилизованному человеку!

И вот, европейские банкиры на протяжении десятилетий выдавали деньги в пользование солнечной Греции, а сейчас вдруг выяснили, что отдавать-то Греции нечем. Причём не сами выяснили, а с помощью кредитных агенств. Которые, как и в случае с американской недвижимостью, много лет не видели истины и наконец прозрели. Теперь у Греции понижен кредитный рейтинг и она должна платить по долгам большие проценты. А платить она не сможет, потому что греки напрягаться особо не привыкли. Злопыхатели намекают, что даже матушка Германия не поможет. Тогда обанкротится один-другой европейские банчок, ожидающий греческого платежа, и будет нам снова сентябрь 2008-го в полный рост.

Я не могу поспорить ни с одним словом этой истории. Всё правда. Однако, я вижу несколько принципиальных отличий греческой ситуации от американской. И мне кажется, что именно эти отличия спасут Грецию, да и всю Европу. И беды не будет. И Евро скоро вырастет обратно…

Европа в отличии от Америки понимает, что абсолютная свобода и независимость людей друг от друга недостижимы. Все мы гребём в одной лодке и выделить из неё свою собственную отдельную лодочку ни у кого не получается. И когда один из твоих соседей по лодке оказывается не самым энергичным и эффективным, ты хошь-ни-хошь будешь подгребать за него. Это понимание живёт в Европейском бессознательном со времён еще аж Наполеона и ни у кого не вызывает вопросов. И это вовсе и не социализм. Это скорее осознание того, как устроен мир. Социализм по сравнению с этим глубоким осознанием – это лубок на недорогом дереве. Там, где социализм приводит к серости и лицемерию, европейцы умудрились достичь социальной мудрости: их труднее, чем других, сдвинуть с места газетной сенсацией, а также они немножко больше, чем другие, поддерживают «своих».

Один из главных сценариев краха, связанных с Грецией, основан на том, что у европейских банков гораздо меньшее отношение наличности к общим активам, чем у их американских эквивалентов. И это правда. Действительно меньше, причем чуть ли не в два раза. С точки зрения чистой экономики это обозначает, что такой банк рухнет вдвое легче, если случится кризисная ситуация… А мы же тут все экономисты. Начитались учебников, поняли законы спроса и предложения и освоили модель идеального коня в безвоздушном пространстве. И пронаблюдали выполнение этой модели на зловещем примере сентября 2008-ого… И легко можем себе представить с каким треском и размахом рухнут европейские банки, когда Греция объявит дефолт! Вот тут-то я и надеюсь на чудо. Надеюсь, что чистая экономика неприменима к Европе и её банкам. Надеюсь, что в случае какой-нибудь плохой новости к дверям европейского банка прибежит гораздо меньше возбуждённых вкладчиков, чем к дверям американского банка. Причин на то много. Но основная, опять же, сводится к тому, что европеец спокойнее относится к оптимизации своего потока наличности и вряд ли пожелает сменять сиесту или мессу на очередь в банк. А там и Франция с Германией деньжат подкинут. И банк выстоит даже тогда, когда по законам чистой экономики он выстоять не может… Возможно ли это? Поживём-увидим! Но я покупаю наличные Евро, поскольку уверен, что теперь они пойдут только вверх.

Ещё один из сценариев краха заключается в том, что щас грекам урежут зарплаты, они взбунтуются и подожгут своим бунтом всю Европу. Ну, этого вообще бояться не надо – тот кто ленится много работать, точно так же поленится много бунтовать. И бунт получится неэффективным. Вот тут в американских и немецких газетах с леденящей душу интонацией написали, что началась «итальянская забастовка» пилотов ВВС Греции. Я понимаю эмоции американцев и немцев. для них такая история действительно может обозначать крушение государственности. А в более расслабленных странах, типа Греции или даже России, такого рода история воспринимается по-другому. Солдатушки же часть народа! Народу тяжело, народ может и сорваться и даже на работу не придти. Но когда грянет гроза, все пилоты сами примчатся к своим самолётам, поднимут их и выполнят боевой долг. Кривовато, неэффективно, трагично – но выполнят! Как-то вот так у нас всё устроено…

Европейские либеральные круги настолько преуспели в личностном росте, что прошли через область здравого смысла и впали в маразм, находящейся с другой стороны от крайне-правых взглядов: стало модно жалеть греков, которым двадцать лет давали много денег за красивые глаза, а теперь вот вдруг перестанут давать деньги. И вот сейчас они станут несчастными… Это такая вот инфантильная изнанка европейской мудрости. Ой, не смешите! Сейчас греки помитингуют, получат удовольствие, и разойдутся. Как у всех южных народов, у них есть деньги под матрасом, которые они наконец достанут и пустят в дело. И выяснится, что их глиняные черепки и кисловатые вина по-прежнему продаются так же хорошо, как сложные технические игрушки для взрослых, которыми так гордятся страны, которые называют себя «цивилизованными». И будет всем щастье.

15.04.2010

История Одного Колумба

Дмитрий Кулиш ©2010

Даже смешно спрашивать, дорогие читатели, какую ассоциацию вызывает у вас слово «Колумб». Колумб, понятно дело, Америку открыл. Однако, постойте! Обычно в жизни всё не так просто… Мудрецы знают, что большинство таких вот непреложных истин на поверку оказываются либо вовсе неистинным, либо, в лучшем случае, истинными только отчасти. Вот также и с Колумбом. Америку как таковую он, конечно, не открывал. Подавляющее большинство экспертов португальского королевского двора, который в пятнадцатом веке был лидером картографического и навигационного рынка, задолго до Колумба отлично знали, что за океаном на западе лежит какая-то большая земля. Им об этом несколько раз рассказывали всякие викинги, арабы и норманны.  Однако, была принципиальная закавыка… Эксперты знали, что если сесть на любую мало-мальски сносную посудину и отчалить от Канарских островов к западу, то твою скорлупку скоро подхватит свежий ветер и погонит тебя на запад с большой скоростью и будет гнать долго. И ты, конечно, доплывёшь до этой новой неизведанной земли. А вот как вернуться назад против этого ветра, никто не знал… Несколько капитанов, попавших в западный ветер, дующий от Канар, рассказывали жуткие истории о том как неделями без еды и питья они боролись с этим ветром, чтобы обратными галсами вернуться на Канары.

Таким образом, проблемы с открытием Америки не стояло вовсе. Стоял вопрос, что с этой Америкой делать, если оттуда нельзя вернутся. И вот тут-то взошла счастливая звезда Колумба. Америку он не открывал, но открыл секрет как приплыть из Америки назад. Дело было так.

Юный Христофор Колумб со своим младшим братом Бартоломью выросли в итальянском портовом городе Генуя в семье мелкого лавочника. Лет до восемнадцати братья помогали отцу в лавке, а потом, разумеется, сбежали с целью стать адмиралами. Десять лет они строили стандартную морскую карьеру, продвигаясь от простых лоцманов до помощников капитанов, а потом и капитанов. Иногда встречались в Лиссабоне и болтали о том о сём.

Однажды, пасмурным октябрьским вечером тысяча четыреста восемьдесят первого года Бартоломью позвал Христофора, чтобы тот помог ему в необычном деле. Прокурор королевского двора привлек Бартоломью как эксперта-консультанта в расследовании дела о служебной халатности и мошенничестве офицера португальского королевского флота по имени капитан Энрикеш. Капитан Энрикеш вёл большой караван судов с Канарских островов, попал в шторм и был унесён к западу, где его подхватил свежий западный ветер, о котором мы говорили выше. После этого караван пропал без вести. Казна понесла ощутимые потери. Через год капитан Энрикеш появился в Лиссабоне и теперь, разумеется, лепит всякие отмазки, в то время как королевский прокурор убеждён, что он загнал весь караван по дешёвке лондонским барыгам и нагло хочет выйти сухим из воды. Братьям Колумбам была поставлена задача вывести мерзавца на чистую воду.

От самого капитана Энрикеша братья услышали следущую историю: когда ветер унёс его караван от Канар, он, разумеется, приказал всему каравану пытаться идти галсами назад. Разумеется, торговые суда не способны к профессиональному галсированию, но капитан не бросал караван в безнадёжной борьбе и пытался галсировать с ними. Разумеется, припасы скоро кончились, на кораблях начался голод. И тут пришёл ещё один разрушительный шторм такой силы, что караван разметало буквально за несколько часов. Пять дней кошмара прошли для капитана в полубессознательном состоянии борьбы за жизнь. Когда ветер утих и небо прочистилось, капитан Энрикеш обнаружил, что его корабль одинок в океане. Кроме того, он обнаружил две новости: плохую и хорошую. Плохая новость заключалась в том, что его корабль отнесло от Канарских островов так далеко, что сердце уходило в пятки. Причём отнесло не только на запад, но и на север… Хорошая новость заключалась в том, что паруса корабля наполнены отличным свежим ветром, который теперь почему-то дует не на запад, а на восток, то есть домой. Сил на какие-либо действия уже ни у кого не было, поэтому две недели измождённые моряки лежали на палубе и смотрели как добрый ветер гонит их домой. И вот пригнал таки, добрые господа эксперты…

Братья Колумбы выслушали эту историю внимательно и написали о ней отчёт. Что дальше стало с капитаном Энрикешом, история умалчивает. Мы надеемся, что его не казнили, но это неважно. Важно, что сразу после сдачи отчёта братья Колумбы отправились выпить пива и Христофор сказал Бартоломью, что не первый раз слышит историю о том, что единственный вариант спасения от западного ветра – это не галсировать против него к востоку, а быстро уходить на север. Там ветер вдруг переворачивается и возвращает тебя к дому. Если это всё правда, то решается проблема неизведанных западных земель! Туда надо плыть южным путём, а возвращаться – северным. И всего-то делов! Вот так. Очень часто в жизни самым важным вопросом оказывается не то, что находится в конце пути, а то, куда дует ветер…

Предприимчивые братья написали про эту идею бизнес-план и отправились к инвесторам для его финансирования. В Португалии бизнес-план не приняли, потому что эксперты королевского двора быстро нашли в нём детскую математическую ошибку. Колумбы в силу своей слабой образованности плохо разбирались в навигационных приборах и неправильно обсчитали показания секстанта, ошибившись в три раза. Кроме того, конкуренцию составил бизнес-план капитана Бартоломью Диаса, который как раз отплывал в Южную Африку и имел нескольких влиятельных родственников и друзей при дворе. Поэтому Колумба осмеяли и выгнали в шею, а инвестицию сделали в экспедицию Бартоломью Диаса. Надо отметить, что эта инвестиция оказалась крайне успешной, поскольку сделала Португалию владычицей морского пути в Китай на ближайшие двести лет.

Братья Колумбы были ещё достаточно молоды и сильны, чтобы не сдаваться. Поскольку в Португалии ловить им было больше нечего, они поступили решительно и эмигрировали. Причём поступили мудро и разделили риски – Бартоломью отправился во Францию, а Христофор в Испанию. Дальше с ними случилась довольно обыденная история. Первым делом они завели себе молодых любовниц, которые, как положено, изменили их жизни. Любовница Христофора, по имени Беатрис, быстро родила ему сына и оказалась девушкой из богатой семьи. Беатрис и Колумб прожили вместе долго и счастливо, но так никогда и не поженились, поскольку у Колумба уже была жена в Португалии. Папа Беатрис довольно быстро предоставил Колумбу первые деньги, с помощью которых он купил первый корабль и убедил испанского корабля дать денег ещё на три корабля. Что случилось дальше, мы знаем – Христофор Колумб поплыл открывать Америку и вплыл прямо в историю.

Любовница Бартоломью тоже оказалась хорошей девушкой, но на неё уже претендовал капитан мушкетёров, который позже послужил прототипом благородного Атоса. В жизни этот капитан был вовсе не таким спокойным и благородным как в книжке. Он сильно ранил Бартоломью на дуэли, а потом организовал его заключение в тюрьму по обвинению в шпионаже в пользу испанцев. Вот так в разную стороны повернулись судьбы братьев. Колумб уплыл открывать Америку, а Бартоломью провёл шесть лет в тюрьме, откуда вырвался чудом. Через много лет нищий и оборванный Бартоломью нашёл брата. Здесь хочется сделать паузу… Как вы думаете, дорогие слушатели, что произошло? Верите ли вы в хеппи-энды? Верите ли вы в то, что Христофор поделился с братом своей удачей и принял его с любовью?..

Молодцы! Хеппи-энд случился! Христофор принял брата со всей душой, поделился с ним своими немалыми деньгами и дал ему пост вице-губернатора Ямайки! Вся последущую жизнь братья работали рука об руку и сильно не ссорились. Вот именно за эту любовь к брату мы и уважаем больше всего Христофора Колумба!

05.04.2010

Первая Жертва Кризиса или Жизненный Цикл Очень Высокотехнологичного Продукта

Рубрика: До и После Кризиса, Новый Бизнес — dkulish @ 06:57

Дмитрий Кулиш ©2010

Ну что ж, кризис вроде прошёл. По крайней мере, первая волна прошла… Вторая может ещё и будет, но первая-то волна прошла точно. И сразу хочется подвести итоги. Поздравить потерпевших и взгрустнуть о павших. И вдруг выясняется, что павших как-то вот нету. То есть, кризис точно был и нешуточный. И всем было невесело. И готовились все к совсем плохому. А вот павших нет. Все худо-бедно перетоптались, пережили. У кого-то зарплату понизили, у кого-то прибыль упала, но в целом жизнь продолжается без драм.

И это странно. Ведь был же кризис. Значит, хоть кто-то должен был пострадать. Всем понятно, что павшие инвестиционные банки, начиная с Лемана, жертвами считать наивно. Их, скорее, можно поздравить с тем, что они легко ушли со своими заработанными миллиардами после всего того, что они наработали. Крайслер тоже вроде обанкротился, но как-то не совсем. С ипотечными кредитами у народа плохо, но на улицу, похоже, толком никого не выгнали. Даже Греция вон оклемалась. Если так дальше пойдёт, то через пять лет никто и не сможет вспомнить, что же там такого страшного случилось, в этом далёком две тыщи девятом.

С экономической точки зрения эта история напрягает тем, что в мировом финансовом кризисе отсутствует важный логический элемент – расплата. От кризиса обязательно должен кто-то пострадать, иначе возникает щемящее ощущение, что самое страшное всё еще впереди. И больше всех пострадать должна была Америка! При всей моей любви к Америке, приходится всё-таки признать, что это именно её гордые сыны развратили весь мир дешёвым кредитом и ввергли в пучину кризиса доверия. То есть, мир, конечно, тоже хорош – эдакая школьница, которую заманили конфеткой. Но всё-таки обычно принято ругать не легковерную школьницу, а коварного заманивателя… И вот, Америка должна была хоть чем-то заплатить за свои грехи, но долго было непонятно, чем же она собирается платить. Из кризиса вышла легко и непринуждённо, рынки выросли, все беды остались в Европе. Складывалось ощущение, что она ничем платить не собирается. И было в этом ощущении что-то тревожное.

Ан нет! В конце марта вышла новость такой значимости, что журналисты даже побоялись о ней трубить. Журналисты очень четко чувствуют, на чем зарабатывать можно, а на чём – нет. Где могут голову откусить. Вот и про эту новость пятая власть молчит в тряпочку. Не знаю как вам, но мне эта новость кажется такой важной, что мне её хочется написать заглавными буквами: АМЕРИКА ПРЕКРАТИЛА РАЗРАБОТКУ ПИЛОТИРУЕМЫХ КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ ! Не верите, почитайте вот этот документ. Ну и погуглите вокруг него… В сентябре на международную космическую станцию вылетит последний в истории шаттл. После этого программу шаттлов похоронят как не оправдавшую надежд. Этот исход давно был предсказуем, поскольку половина наличных шаттлов уже взорвалась с кошмарными последствиями, а другая половина дышит на ладан… После шаттлов должны были начать полёты корабли «Орион» системы «Констеллейшн», которые были скопированы с наших «Союзов». И вот именно их финансирование и прекращено сейчас, в конце марта 2010-го года… Больше никаких пилотируемых космических кораблей у Америки нет и не планируется…

Теперь наконец понятно, что хоть чем-то Америка заплатит за кризис – полётами в космос. Многие скажут, что это недостаточно по сравнению с тяготами пенсионеров Греции и нашим резким снижением уровня жизни. Может и так, но всё же это и не малая цена. Космос – это национальная гордость покруче олимпийских игр… Теряя космос, Америка начинает осыпаться с самого верха. Вспомните: с детства мы слышали о том, что освоение космоса – это передовой рубеж как технической мысли, так и духовного порыва человечества. Я лично обижался на необразованных азиатов, которые уверенно мне сообщали, что первыми в космос полетели американцы. Я остро ревновал американцев к высадке на Луну. Я завидовал элегантности и рациональности шаттлов. А теперь всё! Финита ля комедия! Американцы теперь в космос не летают, патамушта у них деньги кончились. Точнее, администрация Обамы полгода выбирала между тем, куда отправить последний триллион – на космос или на систему здравоохранения. И выбрала систему здравоохранения (это ещё одна сногсшибательная мартовская новость). Выбор-то сам по себе неплох. Люди завсегда важнее бездушных железок. Однако, снова не могу не удержаться от заглавных буков. ТЕПЕРЬ В КОСМОС ЛЕТАЮТ ТОЛЬКО РУССКИЕ И КИТАЙЦЫ! И те кто им заплатит, чтобы на их кораблях полететь… Кажется, мир наконец сдвинулся и поплыл…

Кстати, хочется использовать эту историю и как мегакейс из области технологического предпринимательства. Если вы помните, когда первые американские шаттлы слетали в космос в 80-х и вернулись назад, коммунистические власти СССР содрогнулись от ужаса. Во-первых, шаттл создавал ощущение серьёзной экономии на полётах в космос – его же не надо каждый раз заново строить. Во-вторых, шаттл мог привозить с орбиты большой тяжёлый груз. Российские «Союзы» этого делать концептуально не умели, поскольку падали вниз как камень на парашюте. Привезение с орбиты груза позволяло делать массу нужных вещей, от вполне гражданских до абсолютно милитаристских. Америка чётко вышла на три корпуса вперёд в космической гонке. Поэтому власти СССР приказали своим Кулибиным быстренько сделать свой такой же шаттл. И Кулибины быстро сделали «Буран». И запустили его в космос. И он вернулся цел и невредим. И тут случилось неожиданное.

Обычно спокойные и немногословные Кулибины пришли к властям СССР и резко высказались. Сказали, что больше тратить время на «Буран» они не будут. Потому что после того как он слетал в космос, на его корпусе нашлось столько пробоин и царапин, что второй раз его запускать недопустимо. А делать такой же новый гораздо дороже, чем штамповать серийные одноразовые «Союзы». И уж они не знают, как американцы умудряются замазывать все эти дырки между полётами, но у русских на такое дело нет ни сил, ни зарплат, ни усидчивости. Власти СССР было разьярились от такой неслыханной наглости, но тут у них как-раз совсем кончились деньги из-за гонки вооружений и они ушли в старческую депрессию, которая закончилась Горбачевым и перестройкой.

А потом тридцать лет продолжалась борьба на выживание. Наши Кулибины, освистанные и осмеянные, продолжали гнуть линию одноразовых «Союзов», а гордые американцы летали на великолепных шаттлах. До тех пор, пока и у них не перестало хватать сил на замазывание пробоин в корпусе и  половина всех имеющихся в наличии шаттлов не взорвалась при самых печальных обстоятельствах. И теперь программа шаттлов ликвидируется после немерянных инвестиций. Это история аналогична громкому и болезненному банкротству большой корпорации, которая только что восхищала весь мир своими ростом и доблестями, однако, была построена на бесшабашности и риске.

А наши скромные «Союзы» неожиданно оказались монополистами на вывод человечества в космос. Позвольте я ещё раз напишу это заглавными буквами: РОССИЙСКАЯ КОСМИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА СТАЛА МОНОПОЛИСТОМ НА ВЫВОД ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В КОСМОС. Китайцы, конечно, тоже это могут, но у них пока размах не тот. Эта история напоминает долгое и болезненное развитие технологического старт-апа, который выбрал консервативную технологию и долго не мог отыграть рынок у более безбашенных и беспардонных конкурентов с глубокими карманами. Но время всё расставило по местам. Бесшабашность осыпалась, а надёжный продукт победил. Теперь-то наш гадкий утёнок воспарит белым лебедем. Американцы много заплатят нашим за то, что наши будут возить американцев на орбиту. Вот такой-вот пример циклов жизни двух высокотехнологичных продуктов.

И что ещё интересно, НПО «Энергия», которое будет получать основные деньги от американцев – это на 70% частная компания и только на 30% государственная. И вы можете посмотреть в интернете список тех акционеров. Я не знаю точно, что это за люди, но очень хочется верить, что это именно те люди, которые пятнадцать лет назад быстро построили свой шаттл и быстро поняли, что с ним лучше не связываться… И за это именно они станут первыми не-сырьевыми мульти-миллиардерами России.


05.03.2010

История Одного Землетрясения

Рубрика: Новый Бизнес — dkulish @ 07:19

Дмитрий Кулиш ©2010

Самым чёрным годом жизни великого американского архитектора Фрэнка Ллойда Райта Младшего оказался тысяча девятьсот двадцать третий год. Казалось, против Фрэнка ополчился весь мир. Конечно, он был сам виноват в том, что нажил себе десятки могущественных врагов. Но ведь у него также были и друзья! Много друзей! Увы, оказалось, что вредить человеку легче, чем помогать. Когда враги Фрэнка всерьёз навалились на него, друзья не смогли помочь, хоть и пытались. Атака на Фрэнка разрасталась и набирала мощь. Дело уже пахло не только банкротством, но и тюрьмой.

Началось всё с «Императорского отеля» в Токио. Десять лет назад консорциум токийских инвесторов, включающий представителей императорской семьи, обьявил баснословный тендер на проектирование и строительство главного отеля Токио – Императорского. Отель должен был стать не только самым пышным и потрясающим воображение в мире, но и самым безопасным. Токио было известно своими землетрясениями и отель должны были построить по самым высоким стандартам сейсмоустойчивости.

Фрэнк в сейсмоустойчивости разбирался неплохо и когда увидел обьём финансирования, понял, что он должен выиграть этот тендер. Но не тут-то было! В Токио сьехались все мировые эксперты по борьбе с землетрясениями, блистающие такими наградами и достижениями, каких у Фрэнка не было и близко… Что ж, Фрэнк пошёл привычным окольным путём. В Японии он оказался неслучайно – уж лет десять он был крупнейшим коллекционером и брокером элитных японских гравюр. Среди его партнёров и клиентов было множество высокопоставленных японских и американских чиновников и бизнесменов. С их-то помощью он и выиграл тендер. Разработанная им технология сейсмоустойчивости действительно выглядела внушительной. Он предлагал использовать плоские бетонные блоки, армированные титановой проволокой. Между блоками оставлял люфтующие зазоры, которые заполнял дорогостоящим герметиком. Но на одной технологии тендер он бы не выиграл. Вдобавок он активно применял так сказать «ненормативные» методы. Здесь подправил, тут подмазал, тут исправил документацию, там потребовал исключения конкурента… И выиграл!

Никто не мог понять как Фрэнк опередил всех звёзд мирового строительства. Все догадывались, что он сделал это коррупционным путём, и потому затаили на Фрэнка обиду и зло. А Фрэнк, будучи, как и все гении, человеком запальчивым и безбашенным, зло высмеивал критиков, называя их бездарностями, неспособными даже понять всю глубину его технологии и его технологического гения! Число искренних убеждённых врагов Фрэнка увеличивалось с каждым днём.

Когда строительство отеля началось, все были потрясены затратами. Они превышали стандарты раза в три и бюджет раза в полтора. Все денежные потоки, разумеется, шли через партнёров и друзей Фрэнка. Строительство шло десять лет и все десять лет партнёры и друзья Фрэнка богатели. Ну и Фрэнк вместе с ними. На шестой год строительства в прокуратуре появились неоспоримые доказательства воровства и злоупотреблений на стройке. Однако, когда следователи явились обследовать отель на месте, их не пустили под предлогом того, что вход на строящийся обьект запрещён законами Японии. Он и вправду был запрещён законами Японии. Поэтому врагам Фрэнка осталось ждать конца строительства. Отель был сдан госкомиссии только весной двадцать третьего года. Следователи, наконец, вошли в него и действительно нашли неоспоримые доказательства воровства. Дело пошло в суд. Фрэнк оказался одним из основных обвиняемых. Высокопоставленные свидетели с японской стороны открыто рассказывали о тёмных делишках Фрэнка.

Вдобавок, у Фрэнка нашлись могущественные враги и в других сферах. Во-первых, выяснилось, что те предметы японского искусства, которыми Фрэнк успешно торговал многие годы, на удивление часто оказывались дешёвыми подделками. Одну из таких подделок умудрился купить генеральный прокурор и сразу возникло второе дело по обвинению Фрэнка в мошенничестве по антиквариату.

Наконец, Фрэнк любил женщин. У него за плечами уже было три брака, каждый со своей бурной историей, но вот только что в Чикаго он встретил очаровательную русскую балерину Ольгу Ивановну Лазович и влюбился в ней по уши. Мужчиной Фрэнк был завидным – Ольга быстро влюбилась в него в ответ, переехала к нему жить и забеременела. И вот незадача, оказалось, что у Ольги был муж! Причём не просто муж, а российский академик архитектуры с огромными связями в эмигрантских кругах с выходом напрямую на Вашингтон. Понятно, что академик с жаром включился в компанию по преследованию Фрэнка и вывел дело на новый уровень.

До кучи всплыли ещё всякие малоприятные факты прошлого Фрнка – о том, что он врал во многих документах, о том, что он имел левый наличный заработок и не делился им с партнёрами и не платил с него налоги… Интересная вырисовывалась картинка!

Газеты пестрели публикациями, которые сводились к тому, что безнравственный развратник и спекулянт вот-вот будет брошен в тюрьму по обвинению в воровстве денег японского императора. Статьи подробно рассказывали, как Фрэнк мошенническим путём обещал построить самый сейсмо-устойчивый отель в мире, а построил подозрительную халупу, единственным смыслом которой было отмывание миллионов для Фрэнка и его подельников. «Мы – писали газеты – с ужасом ждём землетрясения и молимся, чтобы афёры этого грязного господина не повлекли за собой человеческие жертвы, вдобавок к финансовым! Надеемся, что если в результате его грязных делишек погибнут люди, то он пойдёт уже не в тюрьму, а сразу на электрический стул!» Суд над Фрэнком был назначен на десятое октября двадцать третьего года. Шансов выйти из суда свободным или хотя бы богатым человеком у него не было…

Первого сентября тысяча девятьсот двадцать третьего года, за пять недель до суда, в Токио произошло самое страшное землетрясение в истории Японии. Мы правда не врём – оно было самым страшным – почитайте об этом сами. Токио и многие окружающие города были разрушены полностью. Жертвы и разрушения были ужасны…

Фрэнк в это время находился дома в Америке. Надо отметить, что в те времена не было не только Интернета и телевидения, но даже радио. С информацией было плохо. Сначала пришла короткая леденящая кровь телеграмма: «Токио разрушен до основания страшным землетрясением». Больше ничего не было известно. Фрэнк не знал, что думать и искренне переживал за свой отель, да и за всё Токио тоже. Он этот город любил когда-то. Враги зловеще шипели Фрэнку, что его творение наверняка разрушено в пыль. Он может радоваться, что следы его воровства заметены, но вот за профнепригодность и мошенничество его точно прищучат.

Через несколько дней пришла телеграмма от управляющего отелем: «Фрэнк: Отель стоит как памятник Вашему гению. Поздравляю и спасибо!». Это уже было более позитивно, но по-прежнему непонятно. А потом пришли фотографии и подробности!

Токио и вправду был разрушен весь до камня. Единственным зданием, которое устояло, был Императорский отель. Все расчёты Фрэнка оказались верны. Его технологии спасли здание от разрушения. Отель оказался единственным выжившим зданием в Токио и в нём нашли укрытие от осенней непогоды тысячи людей, оставшихся без крова. Через некоторое время в нём открылись даже правительственные офисы, поскольку больше им физически негде было открыться! Отель оказался символом сопротивления стихиям и возрождения страны.

Представитель японской императорской семьи вручил Фрэнку золотую медаль героя Японии и обьявил о назначении Фрэнка почётным внештатным президентом японской академии архитектуры. Технология сейсмоустойчивого строительства, предложенная Фрэнком, стала преподаваться в японских учебных заведениях. Её учили как молитву.

Вопрос с судом над Фрэнком неожиданно исчез сам собой. Растворился в воздухе. Все свидетели с японской стороны неожиданно отказались от всех своих неопровержимых показаний и вообще исчезли где-то в Японии. Ни одного вопроса к Фрэнку больше не нашлось. Те, кто продолжал задавать вопросы, почувствовали себя как-то глупо.

Вот так неожиданно закончились беды Фрэнка Ллойда Райта Младшего. Многие говорят, что ему просто повезло и что он должен был ответить за все свои тёмные делишки. Может и так. Без везения в жизни никуда. Но ведь и отель-то он всё-таки тоже построил! И не только отель, а ещё и массу всего, включая знаменитый дом Фоллингвотер!

В жизни Фрэнка было много грязи, но было и много светлого. Да, он воровал и мошенничал. Но его дома остаются памятниками искусства и архитектуры. Сегодня Фрэнк без споров признан лучшим архитектором Америки всех времён. Да, он больно ранил друзей и близких. Но с Ольгой Ивановной Лазович он прожил больше тридцати лет в любви и согласии и больше не устраивал семейных водевилей. Вот и разберись теперь, плохой этот Фрэнк был или хороший… Единственное, что очевидно – это то, что он хорошо делал своё дело. И это мы можем пожелать каждому предпринимателю.


02.02.2010

Плавный Полёт Чёрного Лебедя

Дмитрий Кулиш ©2010

Ну что ж, дорогие читатели, давненько мы не рассуждали с вами на темы не прикладные, а философские, находящиеся на грани между расслабленным рационализированием и занудным самолюбованием. Обычно мы сразу берём Золотого Тельца за рога и бросаемся в пучины обсуждения методов корриды и родео на оном Тельце. Но иногда так хочется оторваться от почвы под ногами и воспарить над нашим бренным, простым и смешным серпентарием. Итак, пришла пора оглушить беспроводную мышь ударом об стол и отправиться на ней в путешествие в страну заумных цитат и безответственных заявлений.

Только ленивый любитель денег не говорит сейчас о книге Николаса Нассима Талеба «Чёрный Лебедь или Одураченные Случайностью». Книгу перевели несколько конкурирующих переводчиков, каждый из которых вложил в неё новый смысл. Книгу раздают в виде сувениров и подарков. Тиражи, заказанные к Новому Году, потрясают воображение.

В силу независимости нашего коллектива, у нас нет цели эту книгу вам, дорогие читатели, продать. А есть цель обсудить. Поэтому мы сейчас испортим малину всем книгоиздателям и кратенько перескажем, о чём же в той книге говорится. Ну а тем, кому тема понравится, уже точно советуем купить книгу и прочесть.

Итак, книга говорит, что все наши крупные успехи и неудачи – это не наши же заслуги и провалы, а просто крупные случайности, которые никак нельзя было предсказать и предвидеть. Термин «Чёрный лебедь» как раз и притянут автором за уши, чтобы обозначить такую случайность. Смотрите, говорит автор, мы долгие годы учимся и тренируемся, а потом на основе полученных знаний и навыков выстраиваем модель жизни, согласно которой мы довольно скоро должны достичь успеха. И вдруг небо заволакивают тучи, ударяет гром, а затем происходит нечто, что переворачивает нашу жизнь вверх тормашками, до неузнаваемости меняет ландшафт и полностью перечёркивает нашу модель жизни. Когда ветер и дождь заканчиваются, мы вылезаем из-под обломков и начинаем исследовать новое место, в которое мы попали. Некоторые попадают в хорошее место, а некоторые – в плохое. Первые говорят, что они достигли успеха благодаря образованию и труду, а вторые – что им не повезло и жизнь несправедлива. Нассим Николас Талеб делает вывод, что чтобы действительно достичь успеха¸ не надо пытаться построить модель жизни и, надувая щёки, чопорно и натужно следовать ей наперекор всем ветрам по единственно верной дорожке. Напротив, надо расставить побольше разных сетей на хороших чёрных лебедей и побольше защит от плохих, уютно сесть в центре и радостно ждать, какая птица прилетит.

Взыскательный читатель сразу отметит, что изложенная мысль абсолютно не нова и изложена в дюжине классических произведений от Вольтера до Михаила Юрьевича Лермонтова. А любимый Андрей Макаревич уж почти тридцать лет назад сочинил народную песню «Мы охотники за удачей, птицей цвета ультрамарин». Что ж, мы согласимся с взыскательным читателем, но всё же посоветуем ему читать книгу Николаса Нассима Талеба дальше.

Дальше автор переходит к практическим аспектам охоты на Чёрного Лебедя в современном контексте. И вот тут-то становится интересно. Сначала автор помогает читателю понять, что последний занимается вовсе не созданием многофакторной логистической цепи дистрибуции товаров народного потребления или там разработкой инновационных генноинженерных лекарственных препаратов или там даже структурированием сложных финансовых инструментов, гибко отвечающих на интересы клиента. Нет, все мы занимаемся охотой на Чёрного Лебедя! И те, кто этого не понял, много теряют. Как говорится, каждый человек в меру своего понимания работает на себя, а в меру своего непонимания, но того, кто понимает. Поэтому сначала надо перестать надувать щеки и внимательно посмотреть по сторонам.

Далее автор очень точно отмечает, что современное общество создаёт невыносимые условия для охотников на Чёрных Лебедей. Общество одобряет не одинокого рыцаря, а дружный строй железных дровосеков, идущих строем к светлому будущему. Поэтому охотиться на лебедя не только тяжело, но и как бы зазорно. К нашей вящей радости Нассим Николас Талеб убедительно обьясняет, что эта охота вовсе не зазорна, а, наоборот, полезна и правильна для свободного мыслящего человека. Далее Талеб даёт несколько практических советов, как облегчить эту охоту. Во-первых, найти единомышленников и отгородиться от насмешников. Во-вторых, выработать элегантно-стоический подход к жизни. Ну, это мы уже пересказать Вам не сможем – надо читать. Но мысль Вы явно поняли.

Небезынтересно отметить, что изначально книга была написана в рамках народного нью-йоркского спорта под названием беллетристика начальников хедж-фондов. Чтобы в твой хедж-фонд дали миллиард, надо как минимум, поработать в большом Ай-банке, подружиться с председателем совета директоров фондов Оппенгеймера и Бессемера, а также написать книгу. Книга начальника придаёт хедж-фонду необходимую перчинку. Книг таких в Нью-Йорке каждый год выходит дюжина и книга Талеба была среди них. Несмотря на все её прелести, она обречена была остаться маленькой игрушкой узколобых интеллектуалов. Однако, судьба ей была уготована более солидная. К ней пришёл Чёрный Лебедь!

А именно, мировой финансовый кризис! Всем тем, кто его готовил и на нём зарабатывал, необходимо было повесить на него красивый ярлык для объяснения пострадавшему населению. Тут-то и подвернулась книга Талеба. Её издали миллионными экземплярами и объяснили, что наш кризис – это и есть тот самый Чёрный Лебедь. Это забавно, потому что книга-то написана вовсе не про это и кризис не полностью подходит под определение «Чёрного Лебедя». Талеб поначалу попытался это обьяснить народу, но его быстренько подписали на многомиллионный контракт лекций по одобренному сценарию. И он, будучи человеком экономически зрелым, согласился. Глупо отмахиваться от хорошего Чёрного Лебедя, когда он прилетел, нежно сел рядом и положил голову на плечо. Тут нельзя не отметить, что все предсказания Талеба сбылись на нём самом. Книгу-то он, согласно своей модели жизни, писал, чтобы привлечь миллиард в свой хедж-фанд. Это ему не удалось. В этом он потерпел сокрушительное поражение. Однако, богатым, счастливым и знаменитым всё-таки стал. Потому что сети широко раскидывал. В общем, награда нашла героя. Вот и славненько.

28.01.2010

Cсылки на мои удачные публикации по предпринимательству

Рубрика: Новый Бизнес — dkulish @ 07:13

Для слушателей тренинга «Новый Бизнес» даю ссылки на мои любимые статьи:

1. <Новая Сказка о Тройке>, Ведомости, 2006

2. <Блюз Для Тех, Кто Пишет Мне Бизнес-План>, Секрет Фирмы, 2007

в открытом доступе статьи нет, поэтому вот Вам pdf

3. <Сколько и Каких Инвесторов Вам нужно>, Ангел-Инвестор, 2009

в открытой перепечатке наляпано много досадных ошибок. А также Кийосаки переименован в Кавасаки. Поэтому вот Вам правильный pdf

Ну и мотивационная картинка, конечно:

14.01.2010

Клуб По Интересам

Дмитрий Кулиш ©2009

Тема зарабатывания денег популярна и безгранична. Сразу хочется отмежеваться от рассуждений на тему о моральности и полезности этой темы. Нам неизвестно доподлинно, выгонял ли Христос торговцев из храма, но любой исход этого инцидента никак не меняет простого факта: деньги играют большую роль в нашей жизни. Также мы не знаем точно, разрушает ли интерес к деньгам карму или отношения, но знаем, что свозить подругу в Непал стоит не дешевле полутора штук баксов. Поэтому о деньгах лучше говорить, чем не говорить.

А вот говорить о деньгах сложно. Если кто-то начинает обьяснять тебе, как надо зарабатывать, сразу встаёт вопрос «если ты такой умный, то почему не богатый». Особенно резко этот вопрос встаёт на семинарах и тренингах на тему о том, как зарабатывать деньги. Смотришь и не понимаешь, что заставляет этого хорошо одетого джентльмена вставать в восемь утра и весь день выступать перед группой вместо того, чтобы строить себе дом с видом на озеро, либо уже просто сидеть на веранде этого дома.

Даже если разговор о деньгах как-то завязался, то сложно найти общую платформу разговора. Ведь каждый зарабатывает по-разному. Один продаёт кубометры, а другой покупает партии от двадцати штук. Один уже десять лет строит карьеру в губернском городе, а другой живёт в самолёте между столицами. Ничего совместного обсудить не удаётся. Для нормального разговора нужна некая общность, как, например, возникает у мужчин при обсуждении женщин и машин. Потому-то так и популярны различные клубы – от клубов выпускников конкретного вуза до клуба поставщиков упаковочного картона. Каждый из таких клубов позволяет осмысленно поговорить о чём-то понятном и близком обоим собеседникам. И помогает обоим обменяться опытом и стать более успешными.

Борис Польгейм создал универсальный клуб для тех, кто хочет со смыслом поговорить о том как зарабатывать больше. Чтобы сблизить позиции, а также выработать общие темы и понятия, Борис предлагает участникам деловую игру, в основе которой лежит зарабатывание денег. Пятнадцать человек два полных дня играют в конструктор по зарабатыванию денег. И всё время говорят о зарабатывании денег. Ведь поговорить есть о чём – все сидят в одном аквариуме. И все всё время думают о деньгах. И наблюдают за другими. И за собой. Наблюдение за собой позволяет поставить неожиданные вопросы. Наблюдение за другими позволяет тут же получить на эти вопросы неожиданные ответы. И наоборот.

После двух дней все выходят с новым пониманием денег. И с новым пониманием своего отношения к деньгам. И то и другое помогает жить. А некоторым даже помогает зарабатывать больше денег. И вовсе не потому, что их научили какому-то секрету – никакого секрета вовсе нет, как нам очень верно объяснили в мультике «Кунг-фу панда». Просто они поняли что-то новое о деньгах и договорились с ними о сотрудничестве и взаимопомощи.

Некоторые даже возвращаются поиграть ещё раз. Конструктор большой, а каждый новый участник добавляет в игру новый поворот. Количество возможных вариантов развития событий безгранично.  И каждый несёт что-то новенькое. Вспомните, кто из нас не завидовал герою фильма «День Сурка», который получил шанс начинать жизнь сначала до тех пор пока она не получится идеально? Ему выдавался набор обстоятельств и людей, в котором он мог делать что угодно без оглядки на последствия. Он натренировался и стал удачливее и успешнее. Клуб и игра Бориса Польгейма дают именно такой шанс. Рекомендую воспользоваться!

Майтрейд-Петушки

Рубрика: Фондовый Рынок — dkulish @ 17:27
Ксения Собчак читает ЖЖ Майтрейда

Ксения Собчак читает ЖЖ Майтрейда

Дмитрий Кулиш ©2010

Случалась ли с Вами когда-нибудь «читательская лихорадка»? Наверняка, случалась… Это когда в Вашу размеренную жизнь неожиданно вторгается незнакомая книжка. Вы остановились около неё буквально на минуту и открыли на случайной странице, чтобы скоротать короткое ожидание. И вдруг выясняете, что совершенно не можете от неё оторваться. Планы дня летят наперекосяк. Чтение книжки заслоняет все возможные альтернативы. Вы забываете о встречах и звонках, натыкаетесь на прохожих на улице и промахиваетесь чайной ложечкой мимо чашки. А книжка-то некороткая! Неожиданно наступает ночь. В два часа Вы забываетесь в беспамятстве, чтобы утром продолжить чтение. Ставите пометки на полях, выписываете цитаты… Где-то к обеду дочитываете книгу. И вспоминаете, что опоздали на работу, не выполнили несколько важнейших дел, а к тому же сильно не выспались и ни к чему прям сейчас неспособны. Однако, Вы точно знаете, что всё это случилось не зря, поскольку книжка по-новому осветила для Вас Ваш мир. Некоторые вещи Вы теперь видите более чётко и от этого становиться приятнее и легче жить…

Подобные эмоции я недавно испытал наткнувшись на ЖЖ Майтрейда, знаменитого отечественного трейдера, отличившегося удачным выступлением на ЛЧИ РТС 2008. Уж не знаю, откуда у Майтреда такие литературные способности, но то, что он создал – это литературный памятник, не идущий в сравнение с обычными, даже самыми сильными блогами. Обычный (даже хороший) блог вяло и безынтересно течёт как река, откуда время от времени выпрыгивают серебристые рыбки то авторской мудрости, то авторского самолюбования. У Майтрейда каждое слово бьёт в точку, режет по живому, рвёт и мечет. Обычный блог начинается непонятно зачем, а идёт неизвестно куда. Повествование Майтрейда складывается в целостный рассказ о путнике, вошедшем в незнакомую страну, прошедшем через огонь, воду и медные труды, выяснившем, что спящая царевна – это трухлявое чучело, и продолжающего свой путь… Есть, правда, одна проблема – чтобы понять о чём там идёт речь, надо быть сравнительно продвинутым трейдером и знать не только, чем фьючерс отличается от акции, но и почему биржа и брокер берут разные комиссионные, что такое ГО и лимиты, а главное, кто такой «кукл» (муж. род, ед. число)…

Если Вы в трейдинге разбираетесь, или по-крайней мере им интересуетесь, то Вас ждёт увлекательная история, сравнимая с классикой Джека Лондона, Апдайка и Пелевина. История становления бойца и метаний души. История оттачивания технического мастерства и осознания важных истин. Взлёты и провалы. Настоящая жизнь. Все мы проживаем эту жизнь, сотни блогеров претендуют на её живописание, но почему-то только Майтрейду удалось написать так, что берёт за душу. Так, что веришь каждому слову. Так, что за пеленой хиханек-хаханек и смехохуёчков вздымаются угрожающе-серьёзные истины, об которые бьётся не одна жизнь. И ты с восторгом ощущаешь себя оторопевшим экскурсантом-наблюдателем на корабле-китобое, преследующим Моби Дика…

Что особенно удивительно, написано это всё об одной из самых интимных, секретных и запутанных профессий – профессии трейдера. Хороших честных книжек о трейдинге за последние полтора века написано не больше десятка, причём все они написаны не самими трейдерами, а журналистами со слов трейдеров. Причин тому несколько. Во-первых, трейдер в принципе не должен говорить. Потому что хвастаться победами неприлично, а делиться секретами неразумно. Поэтому хороший богатый трейдер тихо сидит в углу, пока случайные личности бахвалятся. Поэтому прямая речь от лица трейдера с честным разбором собственных полётов – это вещь крайне редкая, а она же, написанная талантливо – это и вовсе бриллиант. Во-вторых, обычно трейдер и не умеет говорить, потому что ему это не надо. В-третьих, денежная тема всегда выходит как-то скользко. Сказать, что тебя бросила девушка или что ты трахнул принцессу, всегда выходит как-то более галантно, чем сказать, что ты потерял или выиграл миллион. В случае Майтрейда мы получили чудесное исключение – он смог красиво написать о своих приобретённых и потерянных миллионах…

Для самообразования трейдеров ЖЖ Майтрейда вообще неоценим. Как известно, сложнее всего трейдеру научиться убивать лосей. Можно прочесть дюжину умных книжек, сходить на семинар Элдера, несколько раз посмеяться с друзьями над ламерами, а потом тупо уставиться в своего родного единственного лосёнка, который со временем вырастет в матёрое животное и принесёт Вам в клювике в лучшем случае маржин-колл, а в худшем случае – слив. Чтение Майтрейда помогает получше разглядеть этих удивительных животных и научиться управляться с ними. Читать Элдера всё равно надо, но в сочетании с ЖЖ Майтрейда получается комбинированная терапия, которая, похоже, будет работать заметно лучше. Кроме того, у Майтрейда есть масса других полезных мыслей о психологии трейдинга, ведении дневника, установлении правил и пр. Начинайте читать прямо с 17-го марта 2007-го года и Вы поприсутствуете при удивительной метаморфозе новичка в зубра и мудреца.

Надменные профессионалы, которые весомо намекают, что они жирно зарабатывают на бирже (хотя никто никогда этого доподлинно не видел), расскажут нам, что слова Майтреда смешны, потому что он слил четыре счёта. Хм… Во-первых, можно подумать, что сам профессионал никогда ничего не сливал… А если и вправду не сливал, так это ещё хуже, потому что тогда скорее всего он никогда не купил сам ни одной акции и вообще не имеет права выступать. Во-вторых, неизвестно, что там Майтрейд на самом деле сливал, а что нет. Может быть, всё что было после ЛЧИ – это художественный вымысел скромного труженика… А может быть, наоборот, согласно распространённому мнению, Майтрейд, равно как и прочие победители ЛЧИ – это Штирлицы от РТС и ИТИ, которые успешно вешают лапшу на уши массам. Ни то, ни другое не важно. Важно, что перед нами текст, полный честных и острых мыслей о становлении и работе трейдера и человека…

Многие читатели Майтрейда говорят, что читают его, потому что смешно. Думаю, такие либо недопонимают, либо кривят душой. Смех тут вовсе не главное. Конечно, Майтрейд пишет ярко и с юмором, но это неотьемлемые атрибуты любого хорошего текста. Ярких веселых текстов много и в сети и на бумаге. Сила Майтрейда в том, что он пишет честно и о главном. И в процессе оного письма обнажает тайные уголки своей души, которые другие боятся обнажать. А Майтрейд – не боится! И к нашей радости в его душе не находится ничего страшного или обидного или стыдного. А ведь мы боимся обнажать наши души именно от страха, что кто-нибудь там найдёт что-то стыдное или обидное.

Лично я, читая Майтрейда, никак не мог оторваться от навязчивой мысли, что где-то я этот текст уже видел. И в конце концов перед глазами всплыл Веничка Ерофеев из поэмы Москва-Петушки. Дело не только в том, что слог у него смахивает на Майтрейдовский ЖЖ. Главное, что очень похож контекст восприятия этих поэм! Никто из нас не идентифицирует себя с Веничкой, мешающим в электричке водку с портвейном. Но мудрость и чистота его слов заряжают нас энергией. Никто из нас не собирается скальпить двумястами конями, вставать в овернайт шорт на фсё и сливать счёт за день на СиПи. Однако, то, с какой энергией и жаром это делает Майтрейд, заряжает и нас энергией. Надеюсь, скоро ЖЖ Майтрейда издадут в твёрдом переплёте. Буду дарить друзьям.

Предыдущие записи »

Сайт работает на WordPress